Блог

Keith Haring x OBEY

16 октября 2012

obey keith haring.jpg

Keith Haring x OBEY Collaboration (RUS sub) from OBEY RUSSIA on Vimeo


Кейт Харинг — американский художник-концептуалист. Учился сначала в Школе искусств в Питсбурге, затем в Нью-Йоркской школе изобразительных искусств. В 70-е гг. увлекся граффити. Вскоре его написанные мелком рисунки на рекламных щитах станций стали иконами метрополитена — живые, с жирными контурами, похожие на мультипликационные образы, окруженные кинетическими линиями, предполагающими движение, либо, в случае с его маркой «radiant baby», некий священный свет.

Уже в 1980-е его торговая марка второго поколения поп-арта достигла внимания широкой публики в виде изобразительного искусства, представленного как в картинах, так и на футболках, часах и других товарах широкого потребления, многие из которых продавались в его собственном Нью-Йоркском магазине поп-арта.

HARINGBLOG1(1).jpg HARINGBLOG2.jpg HARINGBLOG3.jpg HARINGBLOG4.jpg HARINGBLOG5.jpg HARINGBLOG6.jpg

Кейт Харринг получил также широкую известность как экспериментатор в концептуальном искусстве. Когда в 1988 году Харринг обнаружил, что болен СПИДом, он направил большую часть своей творческой деятельности на образовательную работу, целью которой было просвещение общества об опасностях этой болезни. Основанный им в 1989 г. Фонд Кейта Харинга («The Keith Haring Foundation») продолжает начатое им дело и по сей день, помогая юношеским и детским организациям. Умер художник в 1990 году в возрасте 31 года.

keith-haring-89-1.jpg

Фрагменты из интервью Кита Харинга, которое он дал журналу «Роллинг Стоун» 10 августа 1989 года за полгода перед уходом из жизни.

Роллинг Стоун: Что побудило Вас стать художником?

Кит Харинг: Мой папа — мультипликатор. Я с детства рисовал мультфильмы, придумывал персонажи, истории. На мой взгляд, разница между мультипликаторами и простыми художниками есть. Я решил стать художником, но то, что рисовал, было одинаково далеко и от привычных художеств, и от мультипликации. В то время я принимал галлюциногены. Мне было шестнадцать или вроде того, и психоделические образы приходили сами собой, словно из подсознания, как автоматическое письмо.

keith_haring copy.jpg

Р. С.: Вы стали принимать наркотики, потому что это было модно?

К. Х.: Наркотики были способом протеста и одновременно уходом от всего. И я помню, как все эти антинаркотические штучки по телевидению еще больше подталкивали меня к протесту. Мне показывали жуткие вещи, например, газовую горелку, направленную на прекрасный цветок, а я думал: «Это хорошо, вы хотите сказать, что и я так думаю?». Наркотики открыли мне совершенно иной мир, абсолютно изменили меня. В то же время сделали огорчением для семьи, ужасным подростком, серьезно помешанным на них. Угнетенный, я убегал из дому, а возвращался под сильным кайфом. Меня арестовывали за глупости вроде кражи пены из пожарной части. Мы с друзьями потребляли и продавали «ангельскую пыль».

538491-Coca-Cola-Art_Keith_Haring_AndyMouse3.jpg

Р. С.:Вы создали очень известную картину против наркотиков — «Крэк — это безумие» — на стене в Нью-Йорке. Какая разница между детьми, употребляющими крэк сейчас и Вами, когда Вы употребляли наркотики, когда были моложе?

К. Х.: Крэк — наркотик бизнесменов. Его изобрели люди, которые никогда не разбогатели бы на марихуане. По действию крэк кардинально отличен от расширяющих сознание наркотиков вроде ЛСД или марихуаны. Даже противоположен — он делает вас раболепно зависимым: вместо того чтобы дать уму свободу, крэк подчинит вас кому угодно, способному достать наркотик. Думаю, крэк хуже героина. Героин успокаивает и делает вас безразличным человеком, а крэк превращает в полного шизофреника, агрессивного и одержимого абсурдными желаниями большего. К нему привыкаешь быстрее, чем к героину и любому наркотику. Но самое отвратительное, что, кажется, нет силы, которая по-настоящему хотела бы решить проблему крэка. Он позволяет легко управлять людьми, это идеальный вариант. Правительство, единственный контролер ресурса, ведет мнимую борьбу с наркотиками, а за время пребывания Буша на посту вице-президента поток кокаина в страну был просто феноменальным.

mod_article40627811_4f4b5165b1e56.jpg

Р. С.: В вашем магазине «Поп-Шоп» Вы продаете постеры «Свободная Южная Африка» и много товаров с анти-СПИДовской тематикой. Всегда ли Вас интересовала политика?

К. Х.: Я научился чувствовать еще в детстве, дома. Мои родители вообще не интересовались политикой, будучи твердыми республиканцами по факту. Они до сих пор голосуют исключительно за республиканцев, и даже я не могу изменить их мнение о Рейгане, хотя они беспокоятся о происходящем. Похоже, я в оппозиции к их политике. Помню, мы поехали отдыхать куда-то, пускай на побережье Нью-Джерси. С заднего сиденья нашего автомобиля я увидел каких-то голосующих людей и хиппи, и почувствовал, будто нахожусь не в своей тарелке. Я был как неприятель. Когда Никсон или кто-то другой попросил американцев включить при вождении фары в поддержку войны, мы проехали до Нью-Джерси с горящими фарами. Мне было только одиннадцать, и я растерялся. Зато, только подрос — сразу включился в события: кажется, как раз на День Земли собирал подписи в поддержку мира.

haring-popshop-cp-natgallery.jpg

popup.jpg

popup2.jpg

Р. С.: Ваша кампания за безопасный секс— это откровение для меня.

К. Х.:Да, люди очень сильно на нее реагируют. Учителя везде просят у меня наклейки, пропагандирующие безопасный секс. В США люди стесняются говорить об этом. В Европе же это абсолютно приемлемо. Многое из того, что мы видим в Штатах, является адаптированным. Это происходит из-за того, что некоторые думают, что люди не все могут воспринять. На самом деле, если людям давать полную информацию, то они оценят это.

Я хотел сделать что-то, что несло бы информацию с чувством юмора. Сама по себе тема очень болезненная и несмешная. Людям трудно даже шутить об этом. Если они не привыкнут шутить о презервативах, нечего даже и думать, что они пойдут и купят их.

34199_lg.jpeg

Р. С.: Вы продолжаете считать, что люди должны открыто говорить о своей гомосексуальности?

К. Х.: Я к этому отношусь нормально. Для меня это не вопрос и не имеет большого значения на всю оставшуюся жизнь. Но это не должно мешать мне работать с детьми. Работа с детьми не означает, что я собираюсь совращать их. Многие люди не могут себе даже представить, что гей может работать с детьми. Они думают, что дети станут распутными. Это очень грустно. Сейчас, за последние несколько лет, СПИД все изменил. Он сделал это еще более трудным для людского понимания, потому что гомосексуальность стала своего рода синонимом смерти. Это осознанный страх не информированных, а значит невежественных людей. Вот почему так важно для людей знать, что такое СПИД, а что нет. Потенциально все может быть намного хуже и сложнее, это может привести к истерии и фашистской реакции, что действительно опасно. Евреи не стали причиной ничьей смерти, а стали объектом ненависти.

Я достаточно циничен, чтобы интересоваться, как все это вообще началось. Мы знаем, что они способны создавать болезни. Они это делают. У них есть военные биологические лаборатории. Они могли сделать это. Их первоначальной целью были гомосексуалисты и наркоманы, которые используют наркотики внутривенно. Совершенные люди не должны были пострадать.

538491-Keith-Haring2.jpg

Р. С.:Но СПИД свирепствует в Африке и других местах.

К. Х.:Что делает главным расистский элемент. Они ставят эксперименты на людях, которых не хотят видеть рядом. Внедрение заболевания — идеально. Все зависит от того, насколько далеко захотят идти и не побоятся быть уличенными в тайном сговоре.

Vladimir Sichov ~ Keith Haring, Berlin, 1986.jpg

Р. С.:Вы потеряли столько близких друзей, не задумывались ли Вы, почему это случилось?

К. Х.: К сожалению, смерть неизбежна. Не думаю, что умру в худших условиях, нежели другие. Я потерял многих, но не всех. Мои родители и семья в целости. Всегда может быть хуже. Но столкновение лицом к лицу со смертью — сверхчеловеческий урок, особенно в юном возрасте. Это похоже на то, как исчезают друзья на войне. Большинство людей начинают терять друзей и близких не раньше, чем на пятом-шестом десятке лет, процесс этот медленный. Но когда тебе только за двадцать и случается то, что могло длиться во много раз дольше — твои близкие и знакомые умирают от СПИДа — становится жутко и мучительно, по-настоящему тягостно. Это срубило меня, но укрепило, сделало настолько почтительным и благодарным жизни, насколько иначе было бы невозможно, невозможно никогда!

Однажды я нагнал впереди идущего прохожего, и мы говорили немного о нем, немного обо мне, обо всем, что происходит вокруг. Он сказал (будете удивлены в свете вышесказанного), что я счастливее, чем он был счастлив когда-либо в жизни. И тут я все понял — так понял, как никогда не понимал до этого. Каждый день, когда я выхожу из дому и ловлю теплое дуновение ветерка, озираюсь вокруг и вижу тучки в небе — каждый день потрясающ!

Знаете, я счастлив быть здесь. Потому что видел людей гораздо моложе и в лучшей физической форме, и затем они распались в ничто. Первый, кого я знаю, — исполнитель Клаус Номи, умер от СПИДа где-то в 1983 г. Тогда это было необычно, но вскорости люди начали умирать один за другим. Невероятно, поразительно! — длинный-длинный список ушедших. Ты становишься железным, готовишь себя к этому сумасшествию. Не знаю, сколько раз мне пришлось переживать снова и снова, вокруг меня происходило столько всего. Но с каждым случаем я становился сильнее и сильнее, узнавал многое и много больше о любви и о людях.

Труднее всего видеть, как родители приходят к своим больным детям. Они никогда не были так близки. Может быть, потому что гомосексуальные люди редко имеют полностью хорошие отношения с родителями, особенно с отцом. Иногда отцы безоговорочно отвергают детей. Но в конце концов они приходят к своим сыновьям с открытым сердцем и без остатка отдают свою любовь.

theuniverseofkeithharing_02.jpeg

Р. С.: Как Вы узнали о своей болезни — Вы плохо себя почувствовали или по результатам анализов?

К. Х.: Я уже проверялся. Но до того момента, как ты заболеешь, жизнь почти ничем не отличается от обычной.

Р. С.: То есть Вы знали, что Вы ВИЧ-положительный до того, как у Вас появились симптомы?

К. Х.: Да, даже еще раньше. До того как проверился, я практиковал незащищенный секс уже очень долго. Беспорядочность сексуальных связей в Нью-Йорке находилась на пике, поэтому все было возможно. Приехав чистым и свежим из провинции, я оказался в диком месте и в дикое время среди сумасшедших людей. И с головой бросился в эксперименты. Так что узнать диагноз было лишь вопросом времени.

Как это повлияет на других людей — вот чем я больше всего озабочен теперь. У меня столько друзей, их детей, моих крестников. Они будто мои собственные, родные дети — потому что мне всегда хотелось иметь детей. И тяжело представить... Я очень, очень, очень не хочу, чтобы они видели, как со мной происходит то, что не раз происходило с моими друзьями, когда они постепенно уходили. Не знаю, что более благородно: бороться до конца, до последнего своего дыхания, неважно, куда это заведет, или кончить все разом и умереть с достоинством. Не знаю, что впечатлит больше. Может ли что-нибудь быть хуже: заставить думать, что ты своевольно лишил себя жизни? Или знать, даже если будет очень некрасиво в конце, что ты боролся и попытался выжить? Даже думать об этом просто убийственно.

tumblr_m77y1wX2Fn1qasj77o1_500.png

Р. С.: Вы описывали то, как много Вы узнали от людей, которые умирали рядом с Вами. Это ли не ответ?

К. Х.: Да, это заставляет меня собрать все мужество, чтобы пройти весь путь до конца и не так бояться, как это должно страшить людей. Но маленькие дети... Просто невообразимо! Хуже этого не может быть.

tumblr_mbymyaKQ3z1qd3ypmo1_500.jpg

Р. С.: У Вас есть какие-то еще симптомы, кроме поражения тканей?

К. Х.: Нет. Я никогда не был болен так, чтобы не вставать с кровати. Но все, что происходит, будто происходит не с тобой: где-то далеко, не в том месте и в неподходящее время. Через десять лет все будет иначе. Неизбежно. Вначале никто не знает, что делать с любой новой болезнью. И я просто не вовремя заболел. Мы все заразились, потому что даже не знали, что эта болезнь существует. Когда люди заболевали, они понятия не имели, откуда это взялось, и что они больны, так что мы не знали, как защититься и предотвратить это. Сейчас у людей нет оправданий. Сейчас ты сам ответственен за то, что может случиться с тобой, потому что у тебя есть возможность защитить себя. Если ты о чем-то не знаешь, то не можешь нести за это ответственность.

tumblr_mbhdlcMSuj1rswsupo1_500.jpg

Р. С.: Как СПИД изменил Вашу жизнь?

К. Х.: Труднее всего сознавать, сколько возможностей остались нерастраченными. Я законченный трудоголик, и очень переживаю, что, однажды проснувшись, не смогу ничего сделать.

tumblr_lr3sc4YFQm1qbppbno1_1280.jpg

Р. С.: Вы тусовались с Мадонной, Майклом Джексоном, Йоко Оно, Бой Джорджем, красивыми и обаятельными.

К. Х.: Я знал Мадонну. Мы появились на сцене в Ист Виллидж в одно и то же время. Она только начинала. Я видел, как она пела в Фан Хаус. С другими я познакомился через Энди, который был таким человеком, вокруг которого всякое происходило. Я больше не хожу на все эти вечеринки, не веду больше эту гламурную жизнь. Не могу сказать, что мне этого не хватает, но когда я ходил туда, то был молод и наивен, и все это было действительно восхитительно и невероятно. Вы знаете, встретить за кулисами Майкла Джексона. Попасть домой к Йоко. Я не мог поверить, что нахожусь там. Еще более неправдоподобным был обед у нее. Я привел Мадонну и художника Мартина Бургуна. Боб Дилан был там, Дэвид Боуи, Игги Поп. Так, потолклись на кухне. Сначала ты ошарашен всем этим, но потом действительно быстро привыкаешь.

MadonnaKeith.jpg

Р. С.: Остается ли сейчас у Вас время на жизнь вне работы?

К. Х.:Ты заставляешь себя. Иначе я бы только работал. Я получаю от этого удовольствие. Я не жалуюсь. Совсем. В какой-то степени это привилегия. Когда я был маленьким ребенком, всегда чувствовал, что умру молодым, в двадцать лет или около того. Так что я всегда жил так, как будто ожидал этого. Я делал все, что хотел, и сейчас делаю все, что хочу.

Не важно как долго ты работаешь, это всегда заканчивается. И всегда останутся какие-то вещи, которые ты не доделал. И это ничего бы не значило, если бы ты дожил до семидесяти пяти. Всегда будут новые идеи. Всегда будет что-то, что бы ты хотел завершить. Ты можешь работать за десятерых. Если бы я мог себя клонировать, то и тогда хватило бы работы на всех, даже если бы меня было пятеро. И я ни о чем не жалею. Одной из причин того, что я не боюсь смириться с приближением смерти, это то, что это не ограничение, но это путь. Это могло бы случиться в любое время, и это когда-нибудь случится. Если ты разделяешь такую философию, то смерть ничего не значит.

Есть одна вещь, которая сидит у меня в голове — это подведение итогов. На моем последнем шоу в Нью-Йорке у меня было такое чувство, что оно должно быть лучшим из всего, что я сделал. Показать все, чему я научился в рисовании. Во всех моих проектах, над которыми я работаю сейчас — стена в больнице или новые картины — в них есть отчет о моей жизни. Все, что я сейчас делаю, это шанс сделать последний аккорд, который бы всем запомнился. Это добавляет некоторую интенсивность во все, что я делаю, это одна из положительных сторон болезни.

Если ты пишешь рассказ, то ты можешь бродить туда или сюда, и в разных направлениях одновременно, но если ты приблизился к концу рассказа, то ты станешь подводить все к одному заключительному предложению. Я сейчас подхожу к этой точке, не знаю, когда моя история закончится, но знаю, как важно успеть подвести итог. Все становится более отчетливым и в какой-то степени — это освобождение.

В 2008-ом году вышла большая книга с фотографиями, чертежами, печатными материалами, записками дневника, рисунками в метро и знаменитыми репродукциями Кита Харинга.

K_Haring_Book_9.jpg

K_Haring_Book_8.jpg

K_Haring_Book_7.jpg

K_Haring_Book_6.jpg

K_Haring_Book_5.jpg

K_Haring_Book_4.jpg

K_Haring_Book_3.jpg

K_Haring_Book_2.jpg

Этой осенью Obey совместно с фондом Кейта Харинга («The Keith Haring Foundation») выпустили капсульную линейку одежды и аксессуаров, основанных на коллекции Харинга продаваемой в его Нью-Йоркском поп-ап сторе в 1980 году. 


Вещи из капсулы представлены в нашем интернет-магазине.


ФОТО OBEY

На сайте Obey Russia , помимо огромного ассортимента одежды Obey и аксессуаров созданных по мотивам популярных работ одного из выдающихся street art художников современности - Шепарда Фейри, вы также можете найти большую подборку медиа-материалов.

Галерея Obey фото содержит уникальные фотографии с работами различных street art художников с разных концов света. На сегодняшний день раздел Obey фото содержит порядка 300 фотографий лучших уличных работ от Шепарда Фейри. Помимо раздела Obey фото, в медиа-библиотеке нашего сайта вы сможете найти огромную подборку постеров и видеозаписей, более 500 уникальных плакатов и несколько десятков видеозаписей позволят вам проникнуться духом творчества Шепарда Фейри и некоторых его соратников.

Вы узнаете, как создается уличное творчество, что вдохновляет Шепарда, что является его мотивацией и как он фильтрует всю поступающему к нему информацию. Obey фото расскажут вам о процессе подготовки и непосредственно создания уличного граффити, а в разделе «Блог» вы сможете познакомиться с работами американского художника-концептуалиста Кейта Харинга.